Мануэль Ривас, целитель раненых слов